Вступление.

  1. Ответственность руководителя и участников за ущерб, причиненный обществу.
  2. Оспаривание участником сделок общества.
  3. Оспаривание решений органов управления обществом.
  4. Исключение из состава участников общества.

 

Вступление.

В процессе деятельности любого хозяйственного общества возможно возникновение корпоративных конфликтов. Какими бы позитивными ни были отношения между участниками или акционерами Общества, - возникновение конфликтных ситуаций предопределяется самой корпоративной конструкцией, наличием множества субъектов. У каждого из них есть свои особенные интересы, которые на определенном этапе существования компании могут не совпадать с интересами других участников.

Понятие корпоративного спора дано в ст. 225.1 АПК РФ. Корпоративный спор - это спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице.

Корпоративные споры в последнее время приобретают все большую актуальность. В период кризиса конфликты обостряются, партнеры выясняют отношения, спасают активы друг от друга, от кредиторов или внешних захватчиков, разворачиваются корпоративные войны.

Обычная корпоративная война в России – это когда одновременно рассматриваются до 20 арбитражных дел, происходят различные проверки правоохранительных органов, возбуждение заказных уголовных дел, атаки в СМИ, применяются иные недобросовестные методы.

Печальная действительность российских корпоративных конфликтов такова, что "война" часто ведется до полного "уничтожения" оппонента, а вместе с ним и общего бизнеса. В Европе все решается проще: стороны предварительно оценивают ситуацию, в т.ч. команду юристов с каждой стороны, после чего договариваются к взаимной выгоде.

Если у Вас существует потенциальная опасность возникновения корпоративного конфликта – привлечение опытной команды юристов на ранней стадии может спасти ситуацию.

В докладе, на примерах работы нашей Компании либо наших коллег, – рассказывается об актуальных видах корпоративных споров, - какие в них таятся угрозы и существуют возможности.

1. Ответственность руководителя и участников за ущерб, причиненный обществу

Самый распространенный вид споров – привлечение к ответственности руководителя Общества.

В наличии "работающих" оснований для ответственности и стабильной судебной практики заинтересованы, в первую очередь, кредиторы, страдающие от неплатежей, неисполнимости судебных актов о взыскании долгов.

Заинтересовано и само Общество, которое хочет взыскать убытки с бывшего руководителя за неправомерные действия и решения.

Участники (акционеры) также заинтересованы в соблюдении собственных интересов при ведении предпринимательской деятельности Обществом.

И, наконец, сам руководитель, будучи теоретически привлекаемым к имущественной ответственности, должен понимать, - что и как может ее повлечь.

Положительные тенденции в данном вопросе наметились с выходом Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30.07.2013 г. «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление № 62). Постановление № 62 можно назвать развивающим, цель его принятия – создание позитивной практики взыскания убытков с руководителей юридических лиц.

В Постановлении № 62 Высший арбитражный суд РФ разъяснил основания возмещения убытков и некоторые вопросы процессуального характера, связанные с взысканием таких убытков.

В частности, Постановлением разъяснены:

- обстоятельства, при которых недобросовестность действий руководителей юридического лица можно считать доказанной (в частности, конфликт интересов руководителей и самого юридического лица, сокрытие информации о совершенной сделке от участников юридического лица, совершение сделки без требующегося одобрения органов юридического лица и т.д.);

- обстоятельства, при которых можно считать доказанной неразумность действий руководителей юридического лица (в частности, принятие решения без учета известной и имеющей значение информации, неосуществление действий для получения такой информации, совершение сделки без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок);

- оценка факта неисполнения руководителями юридического лица требований законодательства, в частности налогового, при решении вопроса о добросовестности и разумности их действий;

- обстоятельства, которые необходимо учитывать при оценке действий руководителей юридического лица по выбору представителей юридического лица, контрагентов по гражданско-правовым договорам, подбору работников юридического лица, организации системы его управления;

- подведомственность арбитражным судам споров по искам о привлечении к ответственности руководителей юридических лиц;

- правомочия участников юридического лица по подаче иска о возмещении руководителями юридического лица причиненных ими убытков и т.д.

Федеральным законом № 99-ФЗ от 05.05.2014 г. в Гражданский кодекс РФ также введена ст. 53.1, предусматривающая ответственность руководства юридического лица (в том числе, членов коллегиальных органов) за убытки, причиненные компании по их вине.

Кроме того, в Постановлении № 25 от 23.06.2015 г. Пленум Верховного суда РФ сделал дополнительные разъяснения применения судами раздела 1 части 1 ГК РФ. В частности, в п. 12 Постановления установлено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Таким образом, в настоящее время доказывать и подтверждать точный размер убытков необязательно, достаточно установления причинной связи между действиями нарушителя и причиненными убытками.

Следует отметить, что решений о привлечении к ответственности руководителей появляется все больше и больше, что в целом положительно оценивается юристами и участниками гражданского оборота, - недобросовестный директор должен отвечать за свои действия, а судебные решения о взыскании долгов должны быть исполнимы.

Пример из практики работы ЮК "Аспект".

После смены руководителя ООО, в результате внутренней проверки, выяснилось, что Генеральный директор несколько лет назад заключил от имени Общества договор уступки прав (требований) с Банком. В соответствии с условиями данного договора цессии Банк уступил Обществу права (требования) к другому лицу (безнадежному должнику), вытекающие из кредитного договора, а Общество погасило задолженность данного лица перед Банком на сумму около 10 млн. рублей. Фокус заключался в том, что поручителем перед Банком и участником Должника – был только что уволенный Генеральный директор нашего Общества.

Никакого экономического смысла и разумности для Общества в данном договоре не было, только необоснованные убытки. Погашение задолженности фактически было произведено в интересах бывшего Генерального директора, которым была погашена собственная задолженность перед банком. Через некоторое время первый должник (юридическое лицо) был ликвидирован.

С иском к бывшему Генеральному директору и одновременно участнику Общества - обратились второй участник и само Общество.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 29.10.2014 г. по делу № А70-6366/2014 исковые требования Общества удовлетворены полностью, с бывшего Генерального директора взысканы убытки в сумме около 10 млн. руб.

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.06.2015 г. установлено: "Учитывая вышеизложенные обстоятельства, суды пришли к выводу, что Руководитель Общества-1 при заключении спорного договора уступки и его исполнении действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами Общества-1, в ущерб обществу, причинил обществу убытки в виде фактической оплаты обществом денежных обязательств Руководителя, как физического лица перед сторонними организациями".

Но история на этом не закончилась. Далее, указанный бывший руководитель и участник Общества обратился в суд ко второму участнику Общества с требованием о взыскании убытков за неисполнение обязательств по Договорам подряда, а именно за не передачу сооружений связи, построенных якобы по заказу Общества. При этом заявленный Истцом размер убытков был просто колоссальным – 4,7 млрд. рублей (рекордная для Арбитражного суда Тюменской области сумма). Суд первой инстанции отказал данному участнику в удовлетворении иска на 4,7 млрд. руб., поскольку Истец не доказал наличие затрат у Общества и возникновение убытков. Кроме того, суд установил, что именно в действиях Истца как бывшего Генерального директора усматривается наличие виновных действий в связи с ненадлежащим оформлением документов.

Следует отметить, что между данными участниками идет настоящая корпоративная война, рассмотрено и рассматривается уже боле 10 арбитражных дел, в том числе – об исключении из состава участников Общества, но об этом будет упомянуто в последней части доклада.

Приведем еще 2 примера громких дел о взыскании убытков, рассмотренных арбитражным судом Тюменской области (не из нашей практики).

По результатам рассмотрения дела А70-5273/2013 суд взыскал с бывшего руководителя в пользу Общества возмещение убытков в размере более 25 млн. руб., а также более 8 млн. руб. - неосновательного обогащения.

Исковые требования были мотивированы тем, в результате неправомерных действий генерального директора по приостановке строительства многоквартирного жилого дома, получении из кассы Общества денежных средств и не предоставления отчетов об использовании указанных средств на нужды Общества, а также неправомерных действий ответчика, повлекших доведение Общества до банкротства, - причинены убытки.

Аналогичным образом закончилось рассмотрение в Арбитражном суде Тюменской области дела А70-14657/2014 по иску Участника-1 к Участнику-2 об исключении из состава участников ООО «Адонис-Авто» и взыскании убытков в размере 23,5 млн. руб. Наряду с удовлетворением требований об исключении участника из состава ООО «Адонис-Авто», суд первой инстанции также удовлетворил требования Истца о взыскании с Участника-2 убытков в заявленном размере. Основаниями для удовлетворения требований послужили недобросовестные действия Участника-2, направленные на получение в собственность земельного участка.

Таким образом, требования к руководителю либо участнику Общества о взыскании убытков активно заявляются в судах, а в отдельных случаях – успешно удовлетворяются.

2. Оспаривание участником сделок общества

Следующий способ защиты прав участников Общества – это оспаривание сделок должника, совершенных Обществом. Наиболее эффективно оспаривание работает, конечно, в рамках банкротства, когда легко оспариваются все сделки, совершенные в ущерб Обществу или отдельным кредиторам.

Но в докладе идет речь об оспаривании сделок вне банкротства, что гораздо сложнее.

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ внесены изменения в нормы Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок. В частности, новая редакция ст. 173 ГК РФ предусматривает возможность оспорить сделку, совершенную юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, если другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении. Таким правом обладают само юридическое лицо, его учредитель или участник или иное лицо, в интересах которого установлено ограничение.

Кроме того, в Гражданский кодекс РФ была введена ст. 173.1, устанавливающая недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Такая сделка является оспоримой, если законом не предусмотрено иное, и если другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия.

В соответствии с п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Закона об акционерных обществах и п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, - крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, совершенные с нарушением требований закона, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера (участника).

Суд отказывает в удовлетворении требований о признании недействительными крупных сделок и сделок с заинтересованностью, совершенных с нарушением закона, - при наличии любого из следующих обстоятельств:

- голосование участника, обратившегося с иском о признании сделки недействительной, не могло повлиять на результаты голосования;

- не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику, обратившемуся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;

- при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных законом требований к ней;

- к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки.

То есть в настоящее время законодатель допускает возможность последующего одобрения совершенных сделок, как крупных, так и с заинтересованностью.

Пример из практики ЮК "Аспект".

Участник Общества обратился в суд с требованием о признании совершенных Обществом сделок по продаже транспортных средств и недвижимого имущества недействительными, возврата в Общество всего переданного по сделкам третьим лицам (дело № А81-3798/2015, № А81-3794/2015). В результате заключенных сделок Общество фактически было лишено всех принадлежащих ему активов и прекратило свою хозяйственную деятельность. Требования Участника мотивированы тем, что оспариваемые сделки совершены с нарушением требований об одобрении, установленных статьями 45, 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью о заключении сделок с заинтересованностью, крупных сделок.

Однако в удовлетворении требований участника суд отказал в связи с тем, что совершенные сделки были одобрены в последующем. Вместе с тем, в целях обхода требований Закона об обществах с ограниченной ответственностью, - часть доли в уставном капитале Общества была продана заинтересованным в заключении сделки участником третьему лицу. В связи с этим, в последующем голосовании за одобрение сделки третье лицо, приобретшее долю, имело абсолютное большинство голосов, и таким образом сделка была формально одобрена, - долей заинтересованного участника голосовало новое, "незаинтересованное" лицо. Суд указал: «Доводы истца о том, что на момент проведения собрания незаинтересованным участником с решающим голосом являлся только Истец, голосовавший против принятия решения об одобрении оспариваемых сделок, изменение состава участников является искусственным и осуществлено для проведения собрания и формального принятия решений об одобрении сделок, также подлежат отклонению судом, поскольку возможность последующего одобрения сделки с заинтересованностью предусмотрена законом, запрета или ограничения относительно необходимости последующего одобрения сделки только участниками, которые имели такой статус на момент совершения сделки, законодательством не установлено».

В подтверждение данной правовой позиции суд сослался на практику, изложенную в постановлениях Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.07.2015 по делу № А45- 16373/2014 и от 20.08.2015 по делу № А45-15447/2014.

Таким образом, законодательно закрепленное право на последующее одобрение крупных сделок и сделок с заинтересованностью фактически предоставляет недобросовестным участникам право на совершение сделок в обход требований об их одобрении, путем искусственного изменения обстоятельств заинтересованности, и лишения миноритарного участника возможности каким-либо образом повлиять на принимаемые решения.

Ситуация довольно спорная, надеемся, что практика будет скорректирована и исключит возможные злоупотребления.

Однако у исков участников об оспаривании сделок Общества есть и "другая сторона медали".

Действующее законодательство предусматривает широкие возможности для различных групп участников корпоративных отношений по судебной защите их прав. Однако нередко данные права используются их обладателями ненадлежащим образом, позволяющим квалифицировать их действия как злоупотребление правом.

Как правило, злоупотребляющие правом акционеры (участники) Общества подают несколько необоснованных исков в своих личных целях (например, для придания законности неправомерным действиям, получения информации, создания препятствий в деятельности Общества и т.д.).

Пример из практики ЮК "Аспект".

Участник Общества обратился в суд с требованием о признании совершенной Обществом сделки недействительной и возврата в Общество всего переданного по сделке третьим лицам (дело № А70-7981/2015).

Участник настаивал на том, что между основным и дочерним обществом якобы были заключены соглашения о новации, и обязательства по оплате подрядных работ заменены передачей построенной линии основному обществу. Истец представил в материалы дела заключение экспертизы, подтверждающее подделку его подписи на представленных им и оспариваемых им соглашениях. Однако Ответчик подтвердил, что такие документы не подписывались и не существовали.

В итоге - суд в иске отказал, признав соглашения о новации незаключенными, поскольку незаключенный договор не имеет правовых последствий, соответственно не может быть признан недействительным.

Бороться со злоупотреблением правом в такой ситуации можно путем взыскания максимальных судебных издержек либо обращения в суд с требованием об исключении недобросовестного участника из Общества, но об этом способе речь пойдет в последней части доклада.

3. Оспаривание решений органов управления обществом

Следующая популярная категория споров – оспаривание решений органов управления Обществом.

В случае нарушения прав акционеров (участников), удостоверенных акциями (долями), чаще всего заявляются следующие исковые требования:

- признание недействительным решения общего собрания акционеров (участников) (п. 7 ст. 49 Закона об АО, п. п. 1 - 2 ст. 43 Закона об ООО, ст. 12 ГК РФ);

- признание недействительным решения совета директоров или исполнительных органов управления общества, в том числе решения об отказе совершить действия по требованию акционеров (участников) (ст. ст. 53, 55 Закона об АО, п. 3 ст. 43 Закона об ООО);

- обязывание общества совершить действия, направленные на реализацию прав акционеров (участников) общества, в том числе связанные с выплатой уже объявленных дивидендов или распределением чистой прибыли ООО (ст. 310 ГК РФ);

- обязывание общества или регистратора предоставить выписку из реестра акционеров по лицевому счету акционера или списка акционеров, совершить действия по переводу акций на лицевой счет другого лица - приобретателя акций или исполнить иные обязанности регистратора перед акционером или номинальным держателем акций (ст. ст. 45 и 46 Закона об АО, ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг);

- обязывание общества внести изменения в сведения, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц, об участниках ООО и размерах принадлежащих им долей при отчуждении доли другому лицу (ст. ст. 52, 89 ГК РФ, ст. ст. 12, 21 Закона об ООО);

- признание недействительными положений устава, внутренних документов и договоров о создании Общества.

Примеры из практики ЮК "Аспект".

Признаны недействительными решения Общих собраний участников о смене Директора общества с ограниченной ответственностью и увеличении размера уставного капитала, принятые в ходе рейдерского захвата предприятия. Прежнее соотношение долей в ООО и прежний Директор восстановлены в ЕГРЮЛ, восстановлен корпоративный контроль над Обществом (дело № А70-13870/2014, № А70-13871/2014). В отношении организовавшего данные действия лица вынесен обвинительный приговор по уголовному делу.

Возникающие проблемы при рассмотрении таких дел – заявление требований в пределах установленного законом трехмесячного срока и способ доказывания неправомерных действий, недействительности решений. Например, в данном случае с иском обратилась участница ООО, которая вообще отсутствовала на территории России в период проведения двух обжалованных собраний якобы с ее участием.

Следующий пример - защищены интересы миноритарного участника в крупном корпоративном конфликте, признаны недействительными решения внеочередных Общих собраний участников трех обществ с ограниченной ответственностью об утверждении уставов в новой редакции, ограничивающих права миноритарного участника (дело № А70-8250/2014). Судебными актами установлена фальсификация протоколов Общих собраний участников. Благодаря обеспечительным мерам предотвращен вывод активов во время рассмотрения дела (недвижимости, земельных участков). Фальсификацию удалось доказать судебными экспертизами, которые подтвердили, что сначала на чистые листы были поставлены подписи пострадавшего участника, а только потом нанесен печатный текст протоколов.

Как отмечено в публикации Интернет-издания "Глагол", - "Данная история является достаточно нетипичной для корпоративных споров, когда миноритарный участник добивается успеха в своей борьбе за отстаивание законных прав".

Решающее значение в обоих примерах имело доказывание несоблюдения порядка созыва и проведения общего собрания участников (неизвещение участников, отсутствие регистрации на собрании и т.д.).

Наиболее сложные споры в данной категории возникают при восстановлении корпоративного контроля, прав на доли (акции).

Неправомерное лишение корпоративного контроля происходит как с использованием корпоративных технологий, так и иными методами, но в любом случае представляет собой недобросовестное присвоение прав участника юридического лица самим обществом, его участником (акционером) либо третьим лицом, не являвшимся до совершения указанных действий субъектом корпоративных отношений.

Практика свидетельствует о том, что фактическое восстановление нарушенных прав и законных интересов происходит в основном путем возврата акций (долей) субъекту, из владения которого они выбыли в силу незаконных действий каких-либо лиц.

В 2013 г. в Гражданский кодекс РФ была введена ст. 149.3, согласно которой правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг.

Гораздо сложнее возникает ситуация, когда "захватчики" делают цепочку сделок с долями или акциями, с использованием нескольких подставных лиц, и фактически "распыляют" доли (акции), делая невозможным их возврат пострадавшему.

Российское законодательство, в том числе ст. 67 Гражданского кодекса РФ, закрепляющая права участников обществ, не предусматривает эффективных мер противодействия лишению участников юридических лиц корпоративного контроля, а также восстановления нарушенных прав указанных субъектов.

Исходя из анализа арбитражной практики применения гражданско-правовых способов восстановления корпоративного контроля, - по нашему мнению к ним следует отнести требования о реституции, виндикации, признании права и восстановлении в первоначальное положение, возмещение убытков.

В ситуациях, когда неправомерное лишение акций (долей) происходит посредством заключения ряда последовательных сделок по их отчуждению с целью создания в результате "добросовестного приобретателя", реституция по первой сделке не может привести к достижению цели в виде возврата утраченного в натуре. Поэтому восстановление нарушенного права может произойти только в результате предъявления иска о виндикации.

По данному вопросу имеется прецедентное постановление Президиума ВАС РФ по делу об истребовании акций из чужого незаконного владения (дело № А21-2060/2006). В этом деле компания лишилась принадлежавших ей акций АО через мошенническую схему. От ее имени неуполномоченное лицо, представляясь директором, заключило сделки купли-продажи акций, после чего пакет акций был раздроблен и перепродан нескольким лицам, у которых на счетах депо имелись также другие акции того же АО и того же выпуска. Именно это и стало камнем преткновения в возврате акций, несмотря на то, что незаконность отчуждения и недобросовестность конечных приобретателей была доказана. Кассационная инстанция отказала в иске по причине того, что спорные акции смешались с другими аналогичными акциями у приобретателей, в силу чего нельзя точно определить количество акций истца, поступившее каждому конкретному ответчику. При таких обстоятельствах виндикация невозможна. Однако ВАС РФ обратил внимание на то, что истец привел в суде схему отчуждения акций и рассчитал, сколько именно его акций оказалось у каждого из ответчиков. Именно ответчики должны были доказать обратное. Но поскольку они этого не сделали, суд должен был квалифицировать это как признание факта, заявленного истцом (ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ). В результате ВАС РФ оставил в силе решение суда об удовлетворении иска.

И как "крайний вариант", в случае объективной невозможности возврата акций, - остается предъявление иска о возмещении убытков к реестродержателю (положительные примеры судебной практики – дело № А27-22648/2014, А07-3975/2011, А07-3969/2011). Главное в такой категории споров – доказать незаконность списания или отчуждения акций.

4. Исключение из состава участников общества

Исключение участника из ООО, по нашему мнению, одна из самых «скользких» корпоративных процедур. Причина здесь сколь очевидна, столь и трудноустранима, – расплывчатые формулировки законодательства. Именно поэтому при схожих обстоятельствах суды могут выносить совершенно противоположные решения. Упорядочить судебную практику и пустить принимаемые решения по одному руслу попытался Президиум ВАС РФ в Информационном письме № 151 от 24.05.2012 г. «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью».

Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью является одной из наиболее сложных корпоративных процедур. Однако именно она позволяет учредителям защищать свои права в случаях, когда иные участники своими действиями затрудняют хозяйственную деятельность компании или делают ее невозможной.

В ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» № 14-ФЗ от 08.02.1998 г. сказано: «Участники, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет». Устав ООО не может предусматривать никаких дополнительных оснований для исключения участника.

Несмотря на то, что норма об исключении участника из ООО сформулирована очень лаконично, в ней определен и порядок, и субъективный состав, и даже случаи исключения участника из общества.

Законом об ООО установлены два самостоятельных основания исключения участника из ООО:

1) грубое нарушение участником своих обязанностей, возникших в связи с участием в ООО, предусмотренных уставом Общества или законодательством;

2) совершение действий (бездействия), влекущих невозможность нормальной хозяйственной деятельности Общества либо существенно ее затрудняющих.

Порядок применения указанных оснований в судебной практике разъясняется в п. 17 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 90/14 от 09.12.1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в котором сказано, что при рассмотрении заявления об исключении участника из ООО необходимо иметь ввиду следующее:

- под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность компании либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников;

- при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий.

В связи с тем, что законодатель не дает четких определений понятиям «грубое нарушение», «невозможность деятельности», «существенное затруднение», - использование процедуры исключения участника из ООО влечет появление разнообразной судебной практики по данному вопросу.

В информационном письме Президиума ВАС РФ № 151 от 24.05.2012 г. (далее – Информационное письмо № 151) приведен обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из ООО.

В п. 1 Информационного письма № 151 особо подчеркнуто, что участник ООО обязан не причинять вред компании. Грубое нарушение этой обязанности вполне может служить основанием для его исключения из общества. Здесь Президиум ВАС обращает внимание на два важных момента.

Во-первых, для решения вопроса об исключении участника из общества не имеет значения, в каком качестве он совершал действия, причинившие обществу вред (например, участник может причинить вред, как занимая должность генерального директора, так и не участвуя в непосредственном управлении хозяйственной деятельностью компании).

Во-вторых, действия участника общества, заведомо повлекшие значительный вред, могут быть различными по своему характеру. Главным является наличие вреда как последствия совершения тех или иных действий.

Общие основания исключения из состава участников, перечисленные в Информационном письме № 151, делятся на 3 группы:

1. Систематическое уклонение от участия в Общих собраниях Общества, повлекшее существенное затруднение деятельности общества или делающее ее невозможной.

При этом у исключаемого участника (или его представителя) не должно быть никаких уважительных причин неявки на собрания. Например, длительная болезнь не будет принята во внимание, если участник имел возможность направить на собрание своего представителя (п. 6 Информационного письма № 151).

Также необходимо наличие причинно-следственной связи между уклонением от участия в общих собраниях и наступившими неблагоприятными для компании последствиями в виде невозможности принять решение, имеющее для нее важное хозяйственное значение.

2. Совершение участником ООО действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа или при осуществлении полномочий, предоставленных ему на основании доверенности, выданной обществом, если эти действия причинили компании значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.

3. Обращение участника ООО в государственные органы, в том числе в правоохранительные или в суд, в связи с действиями (бездействием) общества, его органов управления или иных участников в случаях, если участник знал или должен был знать, что при этом он сообщает недостоверную информацию.

Пример из практики ЮК "Аспект".

Постановлением АС ЗСО от 16.09.2015 г. по делу № А03-20245/2013 оставлены в силе судебные акты, которыми удовлетворены требования участников ООО «АЖСК» об исключении участника из состава Общества.

Основанием для исключения явились следующие действия:

- распространение сведений, порочащих деловую репутацию Общества;

- систематическое предъявление необоснованных исков к Обществу;

- блокирование корпоративной деятельности Общества путем голосования «против» и «воздержался» по абсолютному большинству вопросов;

- воспрепятствование принятию общим собранием участников Общества решений об утверждении годовых отчетов Общества, избрании ревизионной комиссии, утверждении аудиторской компании;

- блокирование принятия общим собранием участников Общества решений об увеличении стоимости чистых активов Общества путем внесения участниками дополнительных вкладов;

- целенаправленное действие в интересах конкурентов;

- сообщение заведомо недостоверных сведений в правоохранительные органы.

Другой пример – громкое тюменское дело (не из нашей практики).

Арбитражный суд Тюменской области в декабре 2013 г. вернул участнику контроль над его долей в ООО «Адонис-Авто», признав недействительными решение единственного участника ООО «Адонис-Авто», договор купли-продажи доли в уставном капитале, а также признав за Истцом право на долю в размере 50% уставного капитала ООО «Адонис-Авто». В декабре 2014 г. пострадавший инициировал дело по исключению из состава второго участника Общества. Основаниями для исключения стали действия ответчика, совершенные во вред интересам Общества и причинившие Обществу убытки в размере почти 24 млн. рублей.Оценивая выводы, содержащиеся в судебных актах, имеющих преюдициальное значение (установлено злоупотребление Ответчиком правом при заключении сделки в части передачи в залог 50 % доли в уставном капитале ООО «Адонис-Авто», принадлежащих Истцу), суд посчитал, что Ответчик допустил незаконные действия, заведомо противоречащие интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа, исключил участника из ООО «Адонис-Авто».

Однако есть и противоположная практика, когда Истцам отказывают в удовлетворении требований об исключении участника из состава Общества.

Так, 04.04.2016 Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А27-11459/2015 подтверждена обоснованность судебных актов об отсутствии оснований для исключения участника.

В обоснование иска, заявленного на основании ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью указано, что участник своими действиями/бездействием (невыполнение требований второго участника (ревизора) общества, противодействие проведению аудиторской проверки, недостоверность сведений об участниках общества, вывод прибыли от реализации продукции, рискованные сделки, введение процедуры наблюдения) сделал невозможной деятельность общества.

При рассмотрении дела судами не установлены достаточные доказательства совершения ответчиком действий (бездействия), заведомо противоречащих интересам общества либо делающих невозможной (затрудняющей) деятельность общества, то есть обстоятельств, имеющих объективный и исключительный характер для применения ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Аналогичное дело рассматривалось в 2015 году (дело № А81-4945/2013). Истец обратился в суд с требованием об исключении из общества второго участника. Решением суда первой инстанции требования удовлетворено. Однако суд апелляционной инстанции не согласился с принятым решением в связи со следующим.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что доводы истца о нарушении ответчиком обязанностей участника общества или совершении им действий (бездействия), делающих невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняющей, - подтверждения в материалах дела не нашли; возникшие между участниками общества разногласия не являются основанием для исключения кого-либо из них из состава общества по смыслу ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.Суд также принял во внимание факт наличия корпоративных разногласий участников общества. Персональное видение каждого из участников общества по порядку осуществления хозяйственной и организационной деятельности общества в такой ситуации само по себе не может служить поводом для исключения из общества других участников.

В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14 "О некоторых вопросах применения ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", - судам при разрешении споров об исключении участника из состава общества надлежит давать оценку степени нарушения участником своих обязанностей и его вины, а также установить факт такого нарушения, а именно: совершения участником конкретных действий или уклонения от совершения предписываемых законом действий (бездействий) и факт наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий. Однако поскольку критерии такой оценки Законом об обществах с ограниченной ответственностью не определены, в каждом конкретном случае именно суд осуществляет оценку степени нарушения участником своих обязанностей и его вины.

Как видно из описанных примеров, – корпоративные споры – это одна из наиболее сложных и значимых категорий споров, содержащих серьезные угрозы и возможности. При слабой юридической защите можно потерять и не восстановить корпоративный контроль, можно потерять бизнес. И, наоборот, - при грамотном подходе можно спасти бизнес и взыскать убытки с недобросовестных участников или руководителя Общества. Залог успеха – привлечение опытных юристов на самой ранней стадии конфликта, анализ и предотвращение рисков, с использованием самого передового судебного опыта.